«Триста человек купили четыре книжки — и мы смогли их напечатать»: интервью с Alt Graph

Поговорили с сооснователем Alt Graph Борисом Александровым о пандемии, краудфандинге и новинках издательства

Артемий Котов

 

В начале месяца в центре столицы прошла Московская международная книжная выставка-ярмарка (ММКВЯ), крупнейшее литературное мероприятие в России. Я посетил её 4 сентября и пообщался с Борисом Александровым, одним из основателей издательства Alt Graphкоторое специализируется на сэйнэн-манге.

 

2020 год богат на судьбоносные события, и для Alt Graph он не сделал исключения: летом издательство провело успешную краудфандинговую кампанию на Boomstarter, собрав без малого миллион рублей на выпуск новых книг. Специально для Crunchyroll Россия я расспросил Бориса о влиянии пандемии COVID-19 на индустрию манги, секрете успешного краудфандинга и планах на будущее.

 

 


 

Здравствуйте, Борис. Как вам атмосфера на ярмарке?

 

Борис Александров: Комиксы — в андеграунде, поэтому нас поместили в подвал. Здесь очень неплохие соседи, помимо комикс-зоны. Наверное, самое интересное решили в подвале расположить. В целом ощущается скованность от того, что рядом находится Кремль и это здание охраняется ФСО. Вахтёры вахтёристые. Из Советского Союза охранники. Но из-за того, что у нас прекрасные соседи, например, Британская школа дизайна, я уже начинаю тратить деньги, которые зарабатываю. 

 

Как фанат бумажных книг, я здесь себя очень хорошо чувствую. Форма этого здания, вся эта «кремлёвскость» — очень круто. А участники — так вообще здорово. Можно найти такое, что… не то что нигде не купишь, но трудно отыскать. Я даже не знал, что есть такое-то издательство. А оно есть. Выпускает книжки. И все такие красивые, такие изданные. Темы, иллюстрации… в общем, мне нравится книжная ярмарка. Честно скажу, мы тут не супермного денег зарабатываем. Больше тратим. Но я приезжаю и на ММКВЯ, и на Non/fiction, чтобы пообщаться с людьми, найти интересные книжки, что-то купить, остальное в Интернете добрать. Что-то новое узнать.

 

Насколько сильно пандемия и меры предосторожности сказались на количестве посетителей, по сравнению с прошлыми годами?

 

Борис Александров: Мне кажется, что посетителей очень много. По сравнению, например, с ВДНХ, где эта выставка проходила в прошлом году. Посетителей больше… но не в подвале. Я видел, организаторы пытаются как-то людей зазывать: «Начало выставки там, сходите в подвал!»

 

Но всё равно наверху, конечно, намного больше людей. Поэтому я могу говорить только за комикс-андеграунд. Посмотрим, что будет в субботу. Они распределили интересные мероприятия по всем дням, чтобы люди в субботу и воскресенье не ломились. Надеюсь, что никто здесь не заболеет. Меры предосторожности все сами применяют в меру своей ответственности. Посмотрим.

 

Тот самый подвал. Комиксы — в дальнем конце помещения. Обстановка уютная, почти интимная: многие посетители ярмарки даже не узнали о существовании этого места

 

Пандемия сильно отразилась на издательствах. Скажите, как у вас всё начиналось?

 

Борис Александров: Ну, есть неплохое интервью моего коллеги Анатолия «Висмут-блогу». Это было как раз в феврале. Он там говорил: «Ну, пандемия может внести коррективы». Но никто ещё сильно не переживал. А уже к концу марта практически все контрагенты просто перестали слать деньги. «Читай-город» удивил. У них весь март продажи ещё шли, но за март они уже не заплатили. Видимо, кто-то стал заранее готовиться к тому, что будут неплатежи. Они набрали побольше книжек впрок, потому что понимали, что им не будут ничего слать.

 

С другими оптовиками было то же самое. В духе: «Какие уж тут вам платежи, мы скоро склад можем закрыть!» — или ещё что-нибудь. Я не хочу никого критиковать, но ситуация была такая, что деньги просто не приходят. А у нас не было финансовой подушки. Мы планировали, что в апреле выйдут финальные тома «Паразита», в мае — наши новинки: «Ночь на Галактической железной дороге» и «В этом уголке мира». Мы получим кучу денег и будем дальше работать на рост. Оказалось, что всего этого нет.

 

Погрустили денёчек, недельку попереживали — и вернулись к той теме, о которой мы уже думали. Многие уже говорили, что пандемия дала толчок вещам, которые давно назревали. Например, переходу всех возможных процессов в онлайн. Для нас это был сигнал начать уже, наконец, работать с нашими читателями напрямую. Получать от них заказы, отправлять книжки.

 

Было сложно. Мы привыкли работать через посредников, оптовиков. Постарались изо всех сил, чтобы первый блин не вышел комом. Поэтому весь апрель и начало мая готовили презентацию. Чтобы максимально хорошо представить книжки, которые будут на краудфандинге. И очень приятно, что за два дня мы собрали шестьсот тысяч рублей, которые нам минимум необходимы. Некоторые спрашивают: «На четыре книжки надо было собрать всего шестьсот тысяч?» Но это просто минимум, которого нам на печать не хватало. Все четыре книжки стоят намного дороже. Но мы понимали, что какие-то свои резервы ещё подгоним. Главное — вообще книжки выпустить. В мае задача была такая. 

 

Потом мы уже, когда собрали шестьсот тысяч, подумали: «Ой, может, ещё немножко соберём? Ещё на что-нибудь хватит?» В общем, мы довольны, что сделали шаг, пересилили себя и всё получилось. Очень надеемся, что, даже если будут какие-то проблемы с книжными магазинами, мы сможем вот так, через прямой контакт с читателями какую-то поддержку получить. Даже если люди… я прекрасно понимаю, что у кого-то могут зарплаты снизиться. У кого-то, грубо говоря, на хлеб хватает, и он после этого ещё идёт комиксы покупать. Респект таким людям. А нам, в принципе, много не нужно. Триста человек купили четыре книжки — и мы смогли их напечатать.

 

Фото: Alt Graph

 

Вы ожидали такого результата?

 

Борис Александров: Думали, что соберём шестьсот тысяч за два месяца — и слава богу. А того, что под конец до миллиона дойдёт… нет, такого не ожидали. Когда по первому дню стало ясно, что нужную сумму соберём, задумались. Мы — скромное издательство. Не стали ставить цели, потому что не понимали, на что способны и что можем предложить взамен. Например, какие-то смешные бонусы для «В этом уголке мира»? Серьёзная манга про Вторую мировую войну, а мы, значит, к ней магнитик или значок приложим? Решили так не делать, а ничего поумнее не придумали. В итоге, кое-какие бонусы мы всё-таки сделали, но люди про них узнают, когда получат книги. То есть у нас всё наоборот. Бонусы мы сделали, а денег за это не собрали. Ну… это — Alt Graph (смеётся).

 

«В этом уголке мира» Фумиё Коно — история талантливой и мечтательной девушки Судзу, которая живёт мирной жизнью в семье своего мужа. В городке Курэ, неподалёку от Хиросимы. Накануне бомбардировки

 

Как вы думаете, в чём секрет успеха вашей краудфандинговой кампании?

 

Борис Александров: Я не знаю (смеётся). Надеюсь, что два фактора: люди захотели нас поддержать и у нас были классные книжки. Что-то из этого или всё сразу. Потому что нам было не стыдно просить деньги за эти книжки. Мне кажется, люди просто откликнулись.

 

На прошлом интервью (От «Соланина» до «Паразита»: интервью с российским издательством сэйнэн-манги Alt Graph) вы говорили, что мысли о краудфандинге у вас были уже давно. Но всерьёз вы эту возможность не рассматривали?

 

Борис Александров: Именно потому, что мы привыкли работать по-другому, а здесь нужна была инфраструктура. Нужен человек для обработки заказов, человек для рассмотрения жалоб в духе: «А почему доставка СДЭК вышла 900 рублей?» В Челябинске, например. У нас был такой опыт, но не было сотрудника, который занимался бы этим на постоянной основе. Плюс нужно ходить на почту, постоянно контактировать с ними. Самовывоз — это вообще отдельная история. Чтобы его организовать, нам пришлось со всеми магазинами общаться. Говорить: «Не перепутайте! Это коллекционная обложка, а это — обычная обложка». Одна ошибка — и где мы возьмём ещё? 

 

С типографией тоже пришлось дополнительно общаться. Благо, они вошли в положение, и книжки по самовывозу мы отправили прямо с типографии. Но поскольку самовывозом заказывали не так много, им пришлось по четыре-десять книжек паковать и отправлять. Для них это тоже в новинку было. Но все понимают, что сейчас нужно выкручиваться. И я думаю, в «Уральском рабочем» были рады, что мы им вообще книжки послали на печать.

 

В общем, в прошлом-то году мы о краудфандинге думали, но это было не так-то просто. А теперь прижало. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Пришлось адаптироваться.

 

 

Помимо краудфандинга, вы как-то изменили свой подход к работе? Может быть, добавили ещё нововведения?

 

Борис Александров: Мы поняли, что нужно намного лучше презентовать наши книги с самого начала. Даже если не будет краудфандинга, а мы объявим следующую лицензию, всё равно необходимо это делать на таком же уровне. С красивыми картинками, оформлением и текстом. Готовить качественный пресс-релиз и отправлять по максимуму всем СМИ. Это можно делать каждый раз, а не только на краудфандинг. И не только когда издательство идёт ко дну, но и в обычной ситуации. Мы можем красиво раструбить о выходе книги, всё оформить и больше общаться с читателями. Не только через посредников и магазины, но и напрямую — через наши соцсети. Я думаю, что мы будем дальше развиваться в этом направлении.

 

Вы вышли на краудфандинг с финальными томами «Паразита», а также мангой «В этом уголке мира» и «Ночь на Галактической железной дороге». Над этими произведениями вы работали изначально. Пришлось ли пожертвовать какими-то другими проектами из-за пандемии?

 

Борис Александров: Нет. Проекты не пострадали, просто всё сдвинулось. Книжки, которые я сам увидел в эту среду, должны были выйти ещё весной. А уже в августе должны были появиться следующие тайтлы. Всё встало под вопрос, но благодаря поддержке людей мы уже начали работу над следующими проектами, о которых скоро объявим. В общем, обошлось без жертв. Вопрос в том, что будет дальше. Если опять начнутся проблемы с магазинами, получится ли поддерживать издательство на плаву через краудфандинг? Надеюсь, что да. Мы к этому готовы.

 

Вы рассматриваете дополнительные варианты взаимодействия с аудиторией?

 

Борис Александров: Да, рассматриваем. Присылайте нам варианты (смеётся). Мы готовы ко всему. Просто у нас времени на всё не хватает. К сожалению, до сих пор нет отдельного человека, который занимался бы только медиа. Поэтому мы иногда и пишем: «Если у вас есть идеи и предложения по распространению информации, присылайте!» Мы надеемся на наших читателей.

 

Для краудфандинга вы выпустили специальное коллекционное издание новых проектов. Вы планируете в будущем сохранить такую практику?

 

Борис Александров: Ждём отзывов. Уже начали получать. Людям нравится. Поэтому думаю, мы и дальше будем в этом стандарте работать. Подвох в том, что некоторым людям обычная обложка понравилась больше, чем коллекционная. И было хорошее предложение сделать так, чтобы в коллекционном издании стандартная обложка была в виде иллюстрации, чтобы человек получил и ту, и другую. Мне разве что совсем не нравятся суперобложки, потому что они мешают, заминаются, их нужно снимать, чтобы почитать книгу. По-моему, Анатолий того же мнения придерживается, поэтому мы с суперобложками пока не хотим связываться. Есть другие способы книгу выделить. Думаю, мы будем в этом направлении работать, но без фанатизма. Если работа серьёзная, то ей нужно соответствующее оформление. Иногда спрашивали про магнитики, значки. Но должному содержанию — должное оформление. И соответствующая упаковка.

 

В 2016 году по мотивам «В этом уголке мира» вышло полнометражное аниме Сунао Катабути. Средства на его создание тоже собирали через краудфандинг

 

В случае с «В этом уголке мира» меня впечатлили объёмные комментарии переводчика, вынесенные в конец. Внушительная исследовательская работа.

 

Борис Александров: Это, кстати, хорошая мысль. Было бы хорошей дополнительной целью. Скажем, если мы соберём больше на краудфандинге, то переведём несколько дополнительных статей. Хороший перевод с японского требует денег. Был бы хороший дополнительный материал для книг, вроде «Ночь на галактической железной дороге», «В этом уголке мира», «Бабушка Ноннон». Нам, конечно, очень повезло с Екатериной Рябовой. Она сама проактивно делает многие вещи, даже не ожидая от нас просьбы. 

 

 

Но думаю, на следующий краудфандинг мы бы что-нибудь такое ввели. Дополнительную цель — перевод интервью, перевод статьи. Потому что про многих авторов никто ничего не знает. Как Сигэру Мидзуки, например. И такая интересная информация, изложенная хорошим научно-популярным языком, была бы приятным дополнением и к самой книжке, и для соцсетей.

 

Скажите, как вы приняли решение работать именно над этой мангой? Как вы говорили в прошлом интервью, всё начинается со споров и вы выбираете проекты по собственному усмотрению. Можете рассказать предысторию этих тайтлов?

 

Борис Александров: Ну, «В этом уголке мира» было проще выбрать, потому что у нас уже была манга Фумиё Коно «Город, где вечером стихает ветер. Страна, где расцветает сакура». В принципе, мы обе лицензии сразу купили. Когда их выбирали, думали про «Босоногого Гэна» и что теперь у нас есть женский взгляд на это страшное событие. Потом я немножко ознакомился с графикой. Когда мы покупали лицензию, я про эту мангу ничего не знал. Это Анатолий предложил. Я немножко полистал, сразу понял, что это уровень. Даже по картинке. В принципе, споров по этому поводу не было.

 

Больше сомнений вызывала «Ночь на Галактической железной дороге», потому что в интернете вообще не было возможности ознакомиться с ней. Даже американского издания не было, чтобы можно было на английском почитать. Трудно было понять, что там внутри находится. Плюс это олдскул. Графика 80-х. Но, как оказалось, манга с котиками идёт лучше, чем «В этом уголке мира»! То есть, на эту книжку мы получили больше предзаказов. Ненамного, но интерес к ней превзошёл все ожидания.

 

И здесь интересный вопрос: больше заказали из-за того, что это Кэндзи Миядзава и «Истари комикс» недавно эту повесть издавали, поэтому есть… ну, не хайп… всё-таки, автор сто лет назад родился и давно уже умер, но может, какой-то есть интерес к этому периоду японской литературы, к началу 20-го века? Или всё дело в котиках? Может, кто-то вспомнил фильм студии Ghibli «Возвращение кота»? Или полнометражку «Ночь на Галактической железной дороге»? А может, и другие работы этого Хироси Масумуры? У него есть, кроме обработки творчества Кэндзи Миядзавы, и своя манга. Тоже вся с котиками, естественно. Очень интересно. Может, наши читатели, кто прочитают интервью, напишут, почему они эту книжку заказали: из-за котиков или Миядзавы? Или самого автора манги кто-то знал?

 

 

Надеюсь на ответ читателей! Скажите, вы ведь занимались редактурой перевода обоих произведений. Какие моменты вам запомнились больше всего?

 

Борис Александров: Ну, я сначала скажу про редактуру. Во-первых, очень приятно работать с переводами Рябовой. Потому что бывали у нас и другие… бывали сложности, когда получаешь перевод и приходится всё перелопачивать. У нас в издательстве так процесс налажен, что перевод получаю сначала я и смотрю только со стороны литературной. Где-то что-то подправляю. Причём я больше отсебятины вношу. Потом Анатолий все мои правки выбивает и оставляет только самое нужное. Затем ещё корректор проходится, проверяет по грамматике. У нас с Анатолием в этом плане… не конфликт, а борьба. Он — за оригинал, я больше за то, чтобы всё было понятно сразу и без сносок. В итоге получается некий компромисс. Думаю, это хорошо, когда перевод смотрят несколько человек и есть два подхода к работе. 

 

Если говорить конкретно про эти книги, мне очень понравилось, что «В этом уголке мира» показывает много деталей японской жизни сороковых годов. Приходилось периодически лезть в Википедию, даже англоязычную, потому что там есть некоторые вещи, которые… например, какие-то инструкции по применению чего-нибудь, или плакаты в духе: «Не пользуйтесь железными дорогами, потому что наши солдаты ездят, им на фронт нужно, а вы тут мешаете!» Пропаганда японская. И автор это так подаёт, что мы понимаем, насколько это всё… нелепо. Вся эта военщина. Но подано очень тонко. Чтобы не запутаться, нужно абсолютно точно понимать, о чём идёт речь. Поэтому мне приходилось очень много рисёрча делать по этой книге. 

 

Как и по «Галактической железной дороге». Там очень большой контекст. Большая ответственность: выпустить так, чтобы фанаты оригинальной повести Миядзавы нам не разорвали что-нибудь (смеётся). Конечно, мы надеялись на Екатерину Рябову и старались более консервативно подходить к переводу. Анатолий сказал: «Ну что, ребята, готовы к выходу на литературу?» А то у нас обычно манга, комиксы, андеграунд, а тут уже надо серьёзно готовиться. Потому что это… ну, не Пушкин… я сравниваю с Булгаковым, когда спрашивают. В общем, «почти наше всё». И нужно очень аккуратно работать. Не дай бог фактические ошибки проскользнут или что-то где-то перепутаешь. Поэтому мы хорошо подготовились.

 

 

А можете охарактеризовать эти работы как читатель? Вы пишете очень яркие аннотации к манге. Может быть, хотите поделиться впечатлениями и нюансами, которые не выразить в аннотации?

 

Борис Александров: Фумиё Коно просто невероятно работает не только с текстом, но и с панелями. На одной странице мастерски чередуется вертикальная и горизонтальная компоновка. Я увлекаюсь кино, поэтому замечаю, что она очень круто работает с визуальным повествованием. Голова кружится. Ты проваливаешься в мир, который Коно таким образом собирает, и просто диву даёшься, как она с ним работает. Особенно учитывая, что ну это манга про девушку. Это же выглядит как сёдзё или дзёсэй... но при этом… не знаю, не сравнивал бы с Цутому Нихэем, с его архитектурой, но есть что-то близкое в её подходе. Смотришь на компоновку и думаешь: «Это вообще суперздорово!» При этом романтика и её рисунок отлично сочетаются. Иногда к нам подходят, смотрят её работы и говорят: «Ну, это что-то для девочек!» — а мы отвечаем: «Ну, да, только они там в Хиросиме после войны. И во время войны». Как у неё это получилось сделать, я не представляю. Смешать такие ингредиенты в цельную работу.

 

 

Если говорить про «Ночь на Галактической железной дороге», первое — это, конечно, то, что он решил выбрать котиков. И не прогадал. Наверное, можно сравнить со Шпигельманом в этом плане. Взять такую тему и так её подать… одним словом, сила комиксов. Сила образа, который в них можно воплотить. Котики здесь говорят про жизнь, смерть и другие важные вещи — как у Шпигельмана. И это всё работает. То есть, тебе не кажется, что это а-ля здесь у нас дети, а тут какие-то серьёзные темы. Нет, всё работает в формате сказки. В формате какого-то мистического рассказа, переживания, сна.

 

И второе — это, конечно же, то, что автор два раза перерисовал почти одну и ту же историю. Кэндзи Миядзава скончался до того, как завершил работу над повестью, и оставил после себя несколько черновиков. Автор манги перерисовал два из них. Причём даже те места, которые в тексте были идентичны, он изобразил по-разному. Редактировал я мангу. Вот она закончилась... и начинается сначала, только теперь всё другое. Я подумал, что это просто какой-то невероятный ход и что мы издаём книгу, где под обложкой две версии одной и той же истории. Даже не знаю, существует ли что-то подобное. Такой эксперимент.

 

 

Одним из плодов краудфандинга стали финальные два тома «Паразита» Хитоси Ивааки. История завершена. Вы говорили, что читали мангу по мере работы над ней. Поделитесь впечатлениями? Какие воспоминания у вас останутся от этого проекта?

 

Борис Александров: Хитоси Ивааки очень порадовал тем, что до самого конца ни в одной главе не просел в плане сюжета. Я не имею в виду что-то в духе филлеров, это совсем для двоечников. Дело в том, что японская модель создания комиксов, когда есть один автор и несколько ассистентов, имеет свои плюсы и минусы. Минус зачастую такой: автор хорош в графике и, например, придумывает выпуклых персонажей, но сценарий регулярно проседает, а отдельного сценариста у него нет. Но это только полбеды. Самое печальное начинается, когда автор, не сильный в сценарии, вместо разудалого экшена а-ля последний «Безумный Макс» начинает городить какую-то нелепую философию, которая не дотягивает даже до уровня «великих цитат великих людей». Я, честно скажу, был весьма удивлён, что за восемь толстенных томов я ничего и близко похожего на это в «Паразите» не увидел. Более того, проблематика, поднятая Хитоси Ивааки в начале 90-х, сейчас кажется ещё более актуальной: место человека и других живых существ в этом мире, универсальность человеческой морали, гуманизм и борьба за выживание.

 

Источник: Alt Graph

 

Желаю вам успехов с грядущими проектами. Мы будем с интересом следить за вашей работой. Спасибо, Борис!


Борис Александров: Спасибо всем! Всем привет с Московской международной выставки-ярмарки 2020. Борис Александров, Alt Graph.

 


 

 Больше эксклюзивных интервью Crunchyroll с создателями аниме и манги читайте по этой ссылке!

 

Otras noticias principales

0 comentarios
¡Sé el primero en comentar!
Ordenar por: