Интервью Crunchyroll с режиссёром аниме «Колдунья в погонах»

«Одно время нам хотелось, чтобы мысли Тани озвучивались мужским голосом...»

Ютака Уэмура, режиссёр аниме «Колдунья в погонах» (Youjo Senki), дал эксклюзивное интервью немецкой редакции Crunchyroll на фестивале AnimagiC в городе Мангейм. Представляем вам его перевод.

 


Итак, для начала я бы хотел спросить, вы первый раз в Германии, и если да, то как вам здесь?


Уэмура: Вообще-то, я второй раз в Германии. Я уже был здесь десять лет назад, когда продвигал свою первую режиссёрскую работу, Dantalian no Shoka. Действие этого сериала происходит в Великобритании, Германии, Франции – разных европейских странах. И временной отрезок там примерно тот же, что и в моём нынешнем проекте, так что я ощущаю между ними некое сходство.


«Колдунья в погонах» стала вашим первым проектом в студии NUT и самым известным её творением. Каково работать в такой молодой студии, да ещё и сразу получить настолько популярный сериал?


Уэмура: Немного странно говорить такое перед продюсером, но я честно не ожидал, что «Колдунью в погонах» будет ждать такой успех. Я уже работал с продюсером Цуноки и директором студии Нараем. Мы все друг другу доверяли. Я не сомневался, что проект удастся, и потому взялся за работу. Изначально с нами ещё работала компания "Chiptune", известная своей трёхмерной анимацией. Я был уверен в своих коллегах. Для меня и для компании это была большая честь. NUT – небольшая, но славная студия.

 

Вы работали режиссёром в Gainax, когда снимали Dantalian no Shoka, а также вам удалось поработать в MAPPA. Каково было менять студии? Может, вы расскажете нам что-нибудь интересное?


Уэмура: Мне нечасто задают подобные вопросы, так что и рассказывать об этом мне почти не приходилось. Я работал не только в Gainax, MAPPA и NUT, но ещё и в Tatsunoko Productions, а также в Toei. Мне доводилось работать вместе с весьма известными режиссёрами, например с Кэйити Сато, создателем Tiger & Bunny, или Кэндзи Накамурой, режиссёром сериала Tsuritama. Благодаря Кэндзи я многому научился, как режиссёр. Мы с Сато где-то два-три года работали вместе. Я был сотрудником в Gainax и в то же время под руководством Сато работал в Tatsunoko и Toei. Благодаря ему я смог устроиться на студию MAPPA, зарекомендовать себя там как режиссёра и получить возможность поработать в NUT.

 

Давайте поговорим о «Тане». Как легко заметить, ранобэ, манга и аниме отличаются друг от друга. Вы можете рассказать нам о процессе съёмок? Почему вы решили снять свою версию истории?


Уэмура: Я уже читал ранобэ и понимал, что мы имеем дело с очень сложным сюжетом. В нём фигурируют несколько стран и временных периодов. Ине было понятно, что такую возможность даёт именно текстовый формат истории. Перенести всё в точности на экран мы не могли. Так что я поставил себе цель: донести историю до зрителя и выстроить сюжетную линию вокруг самой Тани. Да, нам пришлось сократить роль других стран в сюжете, но следить за повествованием стало проще.

 

Происходящее в «Тане» очень похоже на Первую мировую войну. Скажите, изучали ли вы немецкую историю, и насколько сильно она повлияла на результат?


Уэмура: По большому счёту, когда дело касается незнакомой мне области, я с радостью её изучаю. Так что было весьма интересно узнавать новое о Европе и Первой мировой войне. Кстати говоря, действие в Dantalian no Shoka тоже разворачивается в начале двадцатого века, так что кое-какие базовые знания о Европе того временного периода у меня уже были. Также дал о себе знать десятилетний режиссёрский опыт. Чем примечательна «Таня» – так это детальным и реалистичным описанием войны. Я стремился достовернее передать эти детали на экране, пусть даже дело и происходит в фэнтезийном мире.

 

Как вы работали над изображением фантастичных элементов, например, тех летающих лошадей? Было ли что-то конкретное, на что вы обращали внимание?


Уэмура: Далеко не всё в ранобэ было подробно описано или изображено на иллюстрациях. Однако в аниме каждая деталь на виду. Нам предстояло решить, по какому принципу персонажи будут летать. Мы – хотя, скорее, я – пришли к выводу, что люди не должны летать сами по себе, как в Dragon Ball, иначе нам не удастся передать ощущение технологического прогресса. Вам бы показалось, что в сериале слишком продвинутые технологии для начала двадцатого века. Требовалось придумать вариант, который бы смотрелся менее прогрессивно. Нам на ум пришла идея массивного аппарата, который бы люди надевали на себя. Так появилась коробка на животе у Тани и те механические лошади. С их помощью мы показали, что технологии сделали шаг вперёд, но они всё ещё несовершенны.

 

 

Продолжая тему, вы изучали технологии времён Первой мировой войны?


Уэмура: Не скажу, что углублялся в эту тему, но я посмотрел кое-какие документы. Например, одно устройство – хорошо, оно времён Второй мировой, но всё же – называется «Энигма». Оно весьма массивное, при взгляде на него становится понятно, что в наше время нечто подобное было бы куда меньших размеров. Всё это показывает уровень развития технологий. Я сам начинал с ИТ-сферы, так что обладаю базовыми технологическими знаниями.

 

Один из интересных художественных приёмов: во второй серии вы старались не показывать лицо Тани в её предыдущей жизни. Можете объяснить, почему вы так сделали, и есть ли здесь глубинный смысл?


Уэмура: Ещё во время работы над сценарием мы думали над этим вопросом. Одно время нам хотелось, чтобы мысли Тани озвучивались мужским голосом. Мы думали, что это будет интересно – слышать мужчину в голове девочки. Однако сразу стало понятно, что, несмотря на всю необычность задумки, Таня потеряет своё обаяние. Требовалось найти баланс между милой Таней и её прошлым. Поэтому мы решили не показывать «истинное лицо» главной героини, чтобы оно не появлялось у вас перед глазами всякий раз, когда вы видите Таню, и не портило её образ.

 

Сериал и его главная героиня часто демонстрируют конфликт между разумом и чувствами. Скажите, что для вас было самым интересным при работе над этим аспектом?


Уэмура: Можно сказать, конфликт между разумом и чувствами – это центральный вопрос «Тани». Мы хотели показать войну как можно реалистичнее, и в тоже время, не теряя эмоциональную составляющую, ведь сериал должен быть интересным. Я думаю, это неотъемлемая особенность человека: мы в равной степени подчиняемся и разуму, и чувствам. Интересно наблюдать за человеческими чувствами. Слушай мы только чувства, мы бы погрязли в бесконечных конфликтах. И в то же время скучно смотреть, как кто-то подходит ко всему с позиции разума. Так что, прямо говоря, правильного решения нет. Нам нужно дальше работать над этой проблемой. Что касается «Тани»: нам хотелось одновременно развлечь зрителя и донести до него эту мысль. Так что да, я считаю, что внутренний конфликт — это центральный вопрос «Тани».

 

Теперь не о «Тане». В японской мультипликации и популярной культуре часто встречаются элементы культуры немецкой, например, немецкий язык. Так как многим поклонникам явно нравятся эти реверансы в сторону Германии, я бы хотел вас спросить: почему немецкое влияние так сильно в аниме и вдохновляет ли вас Германия?


Уэмура: На протяжении жизни я замечаю, что Япония всё больше и больше американизируется. Однако японцы восхищаются и Германией. В том числе немецким языком.

 

Один пример: вчера я ходил гулять и увидел во эту банку пива. Мне очень понравился её дизайн, в Японии такого не встретишь. Вот такие пустяки и вызывают у нас интерес.

 

Что ж, это одна из причин популярности немецкого пива!


(смеётся)

 

 

В профессии режиссёра и в мультипликации целом есть нечто такое, что неизвестно широкому кругу людей. Хотите ли вы нам о чём-нибудь рассказать, или, может, вам хочется обратить внимание людей на какие-то моменты?


Уэмура: Это только моё личное мнение. Раньше я сам был отаку и мечтал заглянуть за кулисы. Мне хотелось понять образ мысли создателей аниме. Я читал интервью, впитывал все комментарии на DVD. Но теперь, когда я сам стал режиссёром, я не вижу особого смысла рассказывать что и как я делаю. Не думаю, что многим это будет интересно. Я хочу лишь, чтобы мои творения приходились поклонникам по вкусу. Мне кажется, это главный секрет всех аниме-фэндомов в мире: каждый по-своему любит аниме.

 

Видимо, элемент тайны необходим для возбуждения воображения?


Уэмура: (смеётся) Ну да, примерно это я и имел в виду.

 

Расскажете нам что-нибудь о грядущих проектах?


Уэмура: Я могу сказать вам, что студия NUT наконец-то может представить свой оригинальный проект под названием Deca Dence. Над ним работает режиссёр Татикава (примечание редактора: режиссёр Mob Psycho 100). Он не только вместе со мной работал над «Таней», но ещё и помогал в создании Dantalian no Shoka.

 

Наверняка вам запретили об этом говорить, но стоит ли нам ждать второй сезон «Тани»?


Уэмура: Первый сезон имел оглушительный успех, полнометражку тоже приняли хорошо, так что почему бы в самом деле не снять второй сезон? Мы бы взялись за работу, однако «Таня» отбирает у команды много сил. Пожалуйста, дайте нам время передохнуть, а там посмотрим.

 

И в завершение не такой серьёзный вопрос: если бы вы могли жить в Германии в любой исторический период, то какой бы выбрали? 


Уэмура: Ну, если бы я мог выбрать себе род деятельности, то стал бы дворянином во время индустриальной революции до Первой мировой. Если же мне можно стать только простым гражданином, то, думаю, современность самое то. 

 

Благодарим вас за интервью!


Интервьюер – Рене Кайзер. Переводчик – Жасмин Доус.


Другие главные новости

0 Комментариев
Оставьте первый комментарий!
Сортировать по: