«Когда анимешники щеголяют, кто больше тайтлов посмотрел – не тем заняты»: интервью с Александром Фильченко

Эксклюзивное интервью Crunchyroll с режиссёром дубляжа аниме «Вайолет Эвергарден: Вечность и призрак пера»

Десятого ноября в Москве состоялась премьера фильма «Вайолет Эвергарден: Вечность и призрак пера» от Kyoto Animation, который в России прокатывает «Ракета Релизинг». Дубляж создан студией Reanimedia. Режиссёр дубляжа картины Александр Фильченко представил фильм посетителям премьерного показа, а после ответил на вопросы из кинозала и дал эксклюзивное интервью редакции Crunchyroll.


Мы поговорили с Александром Фильченко о смелых решениях в работе над дубляжом, спросили, что он думает о Синкае и аниме-сообществе в России, подняли бессмертный вопрос «субтитры или озвучка», а также узнали о любимых аниме мэтра.


Компания Reanimedia занимается дубляжом и дистрибуцией аниме в России с 2007 года. В фильмографии Александра Фильченко уже более 50 работ, среди которых дубляж аниме «Эксперименты Лэйн», «Меланхолия Харухи Судзумии», «Гуррен-Лаганн» и «Евангелион».



Вы смотрели сериал перед работой над фильмом?


Александр Фильченко: Нет. Знаешь, почему? Начал бы что-нибудь вытягивать из сериала. А мне нельзя. Придёт сюда человек, который с аниме не знаком, и ему надо показать фильм, у которого нет сериального шлейфа. Поэтому я должен смотреть на работу с его перспективы. Есть передо мной материал  с ним и буду работать.


Вам вся предыстория фильма была понятна?


Александр Фильченко: Нет. Я просто попросил ребят объяснить, что с ней случилось. Мне и рассказали, что Вайолет была на войне, потеряла руки, сделали из неё машину для убийства, а какой-то майор её из этого вытащил, перевоспитал, добро в неё вложил она и стала добрая. Но то, что она работает по протоколу, из неё никак вышибить не смогли. Это всё, что я узнал про Вайолет Эвергарден.


Какое впечатление на Вас произвёл характер Вайолет?


Александр Фильченко: Сложно сказать. У меня ощущение некоей надуманности. Но вроде и надумано, из пальца высосано, но как красиво сделано! Эстетично! Это ведь тоже воздействие! Эстетика. Не постоянные какие-то вопли, «экшены» и прочее. А тут глянь как. Стимпанк. Балет. Утончённость. Даже при том, что барышня с помойки вытащенная. Всё равно ведь она перерождается. Вот эта эстетика, эта красота, неспешность повествования а музыка какая! И её подчёркнутая протокольность, этот стержень. Даже школа благородных девиц. Я думал, что сейчас начну выискивать всякие подспудные штуки. Зависть, что-то ещё. Нет. Там все чистые такие. Все девушки. «Ой, какая она! Даже на служанку не похожа, прям как рыцарь!» Они все радовались вместе с ней. Даже та, что поначалу вызывала сомнения. Как она потом себя проявила! «Мне важен не статус, а человек, с которым я буду общаться». В общем, всё вот такое. Положительное. Надо же хоть иногда такие вещи делать. И получилось у них, по-моему, весьма органично. И Вайолет это всё своим протокольным стержнем связала.



У Вас выдался продуктивный год. Много релизов. Скажите, какое место в нём займёт «Вайолет Эвергарден»? Чем именно запомнится?


Александр Фильченко: Утончённость, которая обращает тебя к красоте. Красоте человеческих отношений. Всей красоте мира. Даже при всей этой грязи, этих непростых человеческих отношениях есть красота, которая спасает мир. Просто смотри, что они сделали. Куча мелочей, на которых даже не заостряют внимание вроде Бенедикта, который ходит на шпильках. Во всём этом есть стремление к чему-то красивому. Даже в диалогах. «Смотри! Лампочки поменяли! Город растёт! Всё изменяется к лучшему!» И музыка эта, и постановка всё стремится к красоте. А то хватит уже этой чернухи... и всего такого прочего. А помнишь, как они в той самой сцене смешно и мило заплакали? Одна, вторая, потом и третий не сдержался.

Кстати, на сеансе я услышал много всхлипов в кульминационных сценах. Фильм умеет пробить на слезу. А вы не плакали при первом просмотре?


Александр Фильченко: Нет. И дело не в закалке. Он на меня не подействовал абсолютно. 


Как Вы думаете, с чем это связано?


Александр Фильченко: Во-первых, с субтитрами. Тут уж либо смотришь, либо читаешь. Когда всё сразу, эффект смазывается. А во-вторых, японские актёры в некоторых местах были не сильно убедительны. А сейчас когда смотрел  уже да, подкатывало. Потому что теперь и воспринимается всё по-другому. Всё, знаешь, обжитое уже. А когда первый раз смотрел, это была какая-то схема. Будто мне сказали: «На тебе раскраску. Как раскрасишь, так и получится».



Вы говорили, что главным вызовом для Вас стал подбор актрисы на роль Вайолет. Как Вы думаете, Маргарите Ивановой было тяжело? Не приходилось себя сдерживать? Бороться с желанием добавить ярких красок, вложить больше эмоций.


Александр Фильченко: Приходилось. И тут вопрос даже не в эмоциях. У актёра эмоции  это дело. Вот персонаж занят делом  и актёр туда же. А эмоции  это то, что у зрителей возникает. Но пробивалось желание поиграть. Благо, были места, где она себя отпускала. Те, где фильм позволял. Когда Вайолет шла на поводу у своих чувств и забывала о протоколе. Это пошло фильму на руку. Надо её всё же хоть иногда отпускать. Иначе бы вышло слишком нарочито. 


Я понадеялся на Риту, её особенный голос и дыхание. Будь на её месте кто-то другой, саму Вайолет было бы невозможно слушать. Меня сразу предупредили: «Если ты не будешь дублировать её роботоподобную речь, а сделаешь нормальной, с обычными человеческими эмоциями, то фанаты Вайолет Эвергарден могут тебя порвать. Так что дублируй как есть». Мне кажется, нам удалось сохранить сходство с роботом, но всё равно она душевная и где-то прокалывается. Но это исключительно индивидуальность актрисы. Так уж удачно случилось, что она смогла приехать на этот фильм из Москвы в Воронеж.

 

На Изабеллу мне сразу захотелось взять Гуськову Людмилу. Она невероятно эмоциональная и иногда начинает как-то… аж откуда-то из нутра у неё что-то берётся такое, что.... я не знаю. А вам как, понравилась Изабелла?

 

 

У неё очень естественный голос. Под стать прямолинейному характеру.


Александр Фильченко: Естественный? У Изабеллы?! Послушай оригинал! Там вообще совершенно другое! Я очень боялся, что «Ракета Релизинг» скажет: «Ты что сделал?! Ты какую Изабеллу нам записал?!» Во-первых, в оригинале сглажен тот момент, что она  из подворотни. Текст есть, что вот, дескать, надоело ей всё. А хамла в произношении  нет. Поэтому мне непонятно было: она  нежная девочка или дитя войны, которое может и в рожу дать? И решили мы, что надо делать жёстко. Как оказалось, не промахнулись.

 

Голос Изабеллы отлично подчёркивает контраст в ключевых сценах. Когда её прошлое, истинное «Я» даёт себе волю. Особенно это заметно в кульминационной сцене. Как Вы думаете, почему в японской озвучке эмоции героини не настолько ярко отражены?

 

Александр Фильченко: Тут дело даже не в эмоциях. Актёр должен отыгрывать действие. Органично, изнутри. Тогда оно работает. Одну и ту же эмоцию можно передать совершенно по-разному. Вопрос  в том, как двигаться. Не просто вещать, а учитывать и жесты, и движения. Сэйю это не учитывают. Поэтому когда Тейлор врывается в комнату и всех удивляет своим криком, в оригинале это выглядит неубедительно.

 

 

Сейчас многие смотрят аниме в онгоинге. Как Вы думаете, насколько рационально делать озвучку по серии в неделю?


Александр Фильченко: Очень сложно. Даже не представляю себе такое. Я ведь над сериалами работал. Для просмотра онгоингов озвучка и не нужна. Тем, кто смотрит аниме в онгоинге, важно за сюжетом следить. Взять, например, «Волчицу и пряности». Почему, пока мы её не озвучили, все говорили только о Холо? Во всём фильме она была одна, потому что попалась актриса, которая гениально сыграла роль. Но она там одна такая. А когда мы сделали, оказалось, что главный герой-то не Холо, а Лоуренс. Потому что у японцев Лоуренса не было вообще. Он что-то бубнил себе под нос  и всё. Особенно когда устраивал финансовый ликбез  там вообще непонятно, зачем мы смотрим-то. Вот мы и ломали голову, пока не сломали. А когда сделали озвучку, даже его ликбезы перестали быть скучными. Стало понятно, что есть в сериале ещё один персонаж  главный. Лоуренс, с которым эта дрянь хвостатая вечно конфликтует. Но это мы подолгу сидели и мучились. А теперь представь, что будет, если по неделе будет выплёвываться эпизод. Ну и каким образом это сделать можно успеть? Никаким. Будет полуфабрикат.


Что Вы думаете о современном аниме-сообществе в России? Ваш вклад в его развитие сложно переоценить. 


Александр Фильченко: Спасибо, конечно. Но вот сообщество… не могу оценить. Иногда кажется, что всё выдыхается. Иногда  что опять на взлёт. Зависит от ситуации. Когда дело касается каких-то высокохудожественных моментов  это одно. А когда анимешники щеголяют, кто больше тайтлов посмотрел  не тем заняты. Я воспринимаю аниме, имея за плечами театральный опыт и высшее гуманитарное образование. Немножко облегчённое филологическое, с закосом в драматургию. Понимаешь, с какого ракурса я рассматриваю аниме? А теперь представь себе усреднённого молодого человека, который книжку в руки не брал никогда. А ведь надо. Даже не аудиокниги слушать, а именно вчитываться в текст. Потому что когда ты над буквами сидишь, лучше учишься причинно-следственные связи находить, логику повествования чувствовать. Было бы интересно потом на этих молодых людей посмотреть  что бы они потом сказали про своих любимых персонажей аниме.


Какое аниме Вы считаете ближе к высокому искусству? Что Вам особенно нравится?


Александр Фильченко: У Toei Animation в семидесятых годах были прекрасные работы. «Русалочка» («Принцесса подводного царства»  прим. Crunchyroll) особенно. «Корабль-призрак» назвал бы, но он слабоват. «Остров сокровищ» и «Кот в сапогах» прикольные мульты. Причём, все «Коты» замечательные. «Кот в Сапогах на Диком Западе» особенно. Отличная пародия. А «Таро, сын дракона» знаешь? Вообще шикарный фильм! 



Что из своих работ Вы считаете любимым?


Александр Фильченко: Когда много детей, какой любимый? Первый и последний. Первый потому что ты в него вложил всё. А последний  потому что вот он прямо сейчас. Первый у меня был «Волчий дождь».


Вы уже давно работаете в этой индустрии. Скажите, Вы можете охарактеризовать изменения на рынке? 


Александр Фильченко: Сложно сказать. Я ведь выхватываю маленький процентик. Отборные вещи. Можно сказать, там ничего не меняется. Когда мне говорят, как Синкай вырос, я думаю, что вырос не сам Синкай, а финансирование, технические возможности, команда. Если раньше он мог сделать пять-шесть персонажей, теперь может себе позволить все восемьдесят. Но по части сюжета я не вижу особых изменений. Рисуют его фильмы всё лучше. Вот моя жена  первый зритель. Посмотрела и сказала: «Ну, Макото Синкай. Башню взорвали, девочку спасли». Понял? Это же «За облаками». Так же и здесь. Тонет этот Токио  ну и ладно. Он уже 200 лет тонет. Главное  это двое любящих героев.

 

Вы смотрите аниме в свободное от работы время?

Александр Фильченко: Нет. Как ты думаешь, сколько раз я за месяц работы над этим фильмом посмотрел его? Каждый кусочек по пять-шесть секунд умножай на пятьдесят. После такого хочется вообще кино не смотреть. Есть такой старый советский анекдот. На пляже лежит симпатичная девушка. К ней «подкатывает» мужчина. Она не реагирует. Он сдаётся и спрашивает: «Неужели я вам совсем не нравлюсь?» А она говорит: «Мужчина, вы кем работаете?» Он говорит: «Токарь!» А она: «Теперь представьте, что приезжаете в единственный свой отпуск на пляж. А тут  станки, станки, станки». Поэтому когда меня спрашивают: «А почему ты кино не смотришь?»,  я так и отвечаю: «станки».



Читайте также:


«В "Дитя погоды" и "Джокере" есть схожий мотив»: интервью Crunchyroll с Макото Синкаем в Москве

6 Комментариев
Сортировать по: