Кто такой Orophin Ancalimon? Знакомимся с жюри Anime Awards 2021!

«Если аниме не может похвастаться красивой картинкой, то зачем оно нужно?»

 

Близится пятая ежегодная церемония Anime Awards, где судьи из числа журналистов, блогеров и аниме-экспертов вместе со зрителями выберут лучших из лучших в разных категориях — от аниме года до лучшей девочки. Закончится битва фэндомов, но не все войны можно разрешить вот так просто!

 

Знакомимся с жюри Anime Awards 2021:

Кто такой Orophin Ancalimon?

Кто такой Денис Всесвятский?

Кто такой Семён Костин?

Кто такая Женя Давидюк?

Кто такой Михаил Судаков?

 

Я связался с Орофином — победителем народного голосования за кандидатов в членов жюри, блогером, посмотревшим свыше 1500 тайтлов, создателем Ютуб-канала с видео-эссе Betrayed Expectations и автором статей про аниме — в том числе для Crunchyroll Россия, — чтобы спросить о личных предпочтениях и задать вечные вопросы, о которые сломан бесконечный край клинков: о форме и содержании, о занавесках, о лучшей девочке «Евангелиона», о спасении аниме и многом другом. Погнали!

 


 

Как ты начал смотреть аниме? Что тебя в нём впечатлило настолько, что ты с головой и так надолго окунулся в японскую анимацию?

 

Орофин: Мой стандартный ответ — я смотрю аниме всю свою жизнь, только поначалу я не знал, что оно так называется. Я с детства был большим поклонником мультипликации, так что, когда мне вдруг попадались на глаза эти «странные мультики из Японии», им всегда удавалось меня впечатлить. В пятилетнем возрасте «Кэнди-Кэнди» удивила меня тем, что персонажи в мультике могут расти и развиваться от серии к серии. В семилетнем возрасте «Вольтрон» и «Трансформеры» показали, что в мультсериале может быть напряжённый развивающийся сюжет и сумасшедший экшен не хуже игрового кино. И ещё немного позже «Сейлор Мун» сумела меня по-настоящему растрогать драматичными концовками со смертями персонажей.

 

Уже после школы и в институте, когда я по-настоящему увлёкся кинематографом и театром, я постепенно начал глубже анализировать, что я смотрю и зачем, а также поглощать огромное количество разного медиа. Но в то же время произошло так сказать «перенасыщение», мой интерес к «живым людям» начал угасать, я находил себя всё более и более неудовлетворенным игровым кино, так как оно не могло достичь того уровня эмоционального воздействия, которого я хотел. Тогда я снова перевел взгляд на аниме.

 

Прошло больше десяти лет — и я по-прежнему нахожу для себя в аниме что-то новое. Нельзя сказать, что я совсем забил на другие типы искусства, но они отошли немного на второй план.

 

«Вольтрона» показывали по телеканалам. А «Кэнди-Кэнди» ты на VHS увидел?

 

Орофин: «Кэнди-Кэнди» тоже шла по ТВ: ещё раньше, чем «Вольтрон», и была даже в украинском дубляже.

 

 

Какие жанры тебе наиболее интересны? Аниме развило твою страсть к каким-то определённым темам, которые тебя интересовали раньше, или зажгло новую? 

 

Орофин: Сегодня я называю себя «фанатом мехи и махо-сёдзё», но так было не всегда. Какое-то время я пытался открещиваться от своего старого увлечения «мультиками», считал роботов и девочек-волшебниц детской нелепостью и искал в аниме чего-то более «взрослого». Это прошло, когда я начал тщательнее присматриваться к жанрам и постепенно выработал более открытый взгляд на вещи. Сейчас я могу получать удовольствие практически от любого жанра, будь то аниме про айдолов, волейбол или демонов. Меня по-прежнему больше привлекают истории со сквозным сюжетом и линейной эскалацией конфликта, но это не значит, что я стану отмахиваться от повседневности или романтики. Есть парочка жанров, которые мне бы хотелось увидеть больше — магитек фэнтези, стимпанк и дизельпанк. Я бы не отказался также от реалистичных исторических драм и новых космоопер, вместо ремейков старых.

 

Ты закончил Киевский национальный университет культуры и искусств (КНУКиИ). Как твоё образование повлияло на восприятие аниме? На что ты обращаешь внимание во время просмотра?

 

Орофин: Я всегда старался не акцентировать внимание на моём образовании, как бы отделяя мою реальную личность от моей личности в аниме-фэндоме. Я бы не хотел, чтобы у людей возникло впечатление, будто мой диплом или познания в режиссуре делают из меня однозначного авторитета и дают мне право судить об аниме лучше других. К тому же я смотрю и анализирую театр и кино совсем не так, как я смотрю и анализирую аниме. Можно сказать, я менее придирчив и более снисходителен к аниме, потому что понимаю, что оно ставит перед собой другие цели и задачи и ориентируется на другую аудиторию. Но, разумеется, нельзя просто забыть весь свой зрительский опыт и годами накопленный багаж знаний, и они так или иначе будут оказывать влияние на твои оценки.

 

Я стараюсь обращать внимание на всё, что вижу, но так или иначе сосредотачиваюсь на постановке: как аниме нарисовано, как выставлен кадр, как движутся персонажи и как сцены выстроены между собой. Такие вещи, как раскадровка, лэйауты, индивидуальные отрезки анимации или компоновка. Когда я начал смотреть аниме, я практически ничего не знал о том, как анимация вообще делается; у меня были познания о режиссуре и актёрском мастерстве в театре и кино, но не о производстве анимационных сериалов. Поэтому мне пришлось навёрстывать эти знания уже в процессе просмотра аниме из интервью или видео. В конце 00-х было катастрофически мало информации о производстве аниме, но благо сейчас ситуация значительно улучшилась.

 

Помимо технического аспекта, я также обращаю внимание на причинно-следственные связи происходящего, на логику и последовательность в поведении персонажей, на темп и атмосферу повествования, а также на такие смутные вещи как «тема и идея» или «что же это аниме пытается сказать».

 

Кадр из Shoujo Kageki Revue Starlight

Кадр с официального сайта Shoujo Kageki Revue Starlight

 

Выбирая из двух: форма или содержание?

 

Орофин: Я считаю, что в хорошем произведении форма и содержание неотделимы друг от друга, так как содержание возможно передать лишь через определённую форму. И в синтетическом искусстве, коим аниме и является, форма играет первостепенную роль, потому что именно она нас изначально и привлекает. Мы смотрим аниме из-за того, как оно выглядит, а потом мы уже разбираемся, что оно там пытается сказать. Те, кого интересует только содержание, читают книжки, а не смотрят мультики, да и в книжках тоже есть своя писательская форма. И если посмотреть на топы оценок и популярности на различных сайтах, вы вряд ли найдёте на первых местах аниме с однозначно непривлекательной формой. Хорошее аниме, как правило, хорошо выглядит: оно должно быть как минимум эстетически приятно для той аудитории, на которую рассчитано. Я считаю, что все, кто ставит содержание выше формы, лгут сами себе. Попытайтесь вспомнить, как много вашего любимого аниме по-настоящему плохо нарисовано, и после этого спросите себя: действительно ли вас не волнует форма.

 

Но в то же время хорошая форма не гарантирует хорошее содержание, и в последнее время можно найти немало примеров технически превосходного аниме с достаточно бедным смысловым наполнением. Но лично я предпочту смотреть хорошо нарисованное аниме с неинтересным сюжетом и персонажами, чем аниме, в котором плохо и то, и другое. Можете называть меня формалистом, но если аниме не может похвастаться хотя бы красивой картинкой, то зачем оно нужно?

 

Ты часто представляешься как человек, который «пишет умные вещи о глупых японских мультиках». Как и название твоего Ютуб-канала, Betrayed Expectations, это звучит иронично. Но я в твоём описании вижу ещё и идею о том, что знание искусства и опыт помогают продраться сквозь пелену глупого сюжета и увидеть больше. Отсюда два вопроса: во-первых, что от нас скрыто за внешней стороной аниме? А во-вторых, когда сигара — это просто сигара, а в каких случаях занавески — нечто большее?

 

Орофин: Мне кажется, наш аниме-фэндом прошёл полный круг. В конце 90-х и в начале 00-х на аниме смотрели как на такое себе «элитное искусство для избранных», люди всерьёз обсуждали каждый сюжетный ход и искали скрытые смыслы в каждой занавеске. Впоследствии, когда больше людей стало вливаться в фэндом, это сформировало так называемый гейткипинг: более старые аниме-фанаты пытались не пропустить новую аудиторию, устанавливая барьеры в виде «количества аниме, которое ты должен посмотреть перед тем, как начать его обсуждать» или «списков аниме, обязательных к просмотру». Но в 10-х, когда начало выходить слишком много аниме, и оно стало гораздо доступнее, старые списки быстро потеряли актуальность, а голоса элиты просто тонули в потоке новых людей, регулярно присоединяющихся к фэндому. Развитие интернет-культуры, социальные сети, стриминговые сервисы и мемы — благодаря всему этому сформировался новый взгляд на аниме как на попкорновое развлечение, аналогичное телесериалам и Голливуду. В гейткипинге отпала необходимость, элитарность стала объектом гонений, и всё погрязло в слоях иронии и постиронии, когда уже сложно понять, всерьёз ли люди считают себя «виабу» и называют аниме «мультиками».

 

Когда я увидел это года четыре назад, мне показалось, что для меня в новом аниме-фэндоме просто нет места — я слишком отстал от времени и не могу смириться с современными трендами. Но в то же время, по крайней мере, на Западе начал формироваться новый тип «аниме-элиты» — людей, которые более детально анализировали разные аспекты аниме: анимацию, персонажей или исторический контекст. Это относится не только к аниме, если честно, просто подросла аудитория, которой интересны не только поверхностные обзоры, но и более детальный анализ даже «попкорнового развлечения» по типу супергеройских боевиков. Без постиронии и клоунады, а всерьёз, как оно есть. И такой вот серьёзный взгляд мне бы хотелось поддерживать. Не высокомерное самолюбование, сосредоточенное на продвижении своего единственного правильного мнения, а искренняя попытка поделиться своими чувствами и наблюдениями — пускай даже с ними кто-то не согласится, — чтобы открыть для себя и других что-то новое. 

 

 

Важно не то, действительно ли сигара это просто сигара, а то, чтобы спрашивать себя об этом. Попытаться разобраться «почему мне вообще интересна эта сигара?» и «действительно ли что-то поменяется, если цвет занавесок станет зелёным, а не красным?» Из-за того, как работает анимация, всё, что мы видим на экране, помещено туда не случайно: это результат сознательного решения людей, которые стояли за производством. И хотя мы точно не знаем причины за этими решениями (если нам не скажут об этом прямо в каком-то интервью), докапываться до этого может быть очень интересно, и ответы, которые мы отыщем, могут изменить наш взгляд на вещи.

 

Неоправданные ожидания — они чьи?

 

Орофин: Мои и моих читателей/зрителей. Я изначально задумывал канал как место, где я могу поговорить о том, что в той или иной степени не оправдало мои ожидания, и из-за неравномерности выхода видео вы никогда не будете знать, о чём я буду говорить в следующий раз. Мне кажется, неоправданные ожидания — это один из ключевых аспектов, почему меня заинтересовало аниме в принципе: это тип искусства, который ломает твои представления обо всём, что ты знал изначально. Даже после 1500 тайтлов я не могу сказать, что по-настоящему разбираюсь в аниме. Хотя, казалось бы, оно существует не так долго, как западная анимация и кинематограф.

 

Я сколько смотрю аниме, постоянно вижу шутки и сказанные всерьёз слова о спасении индустрии, о том, что аниме больше «не торт». Как считаешь, нужно ли спасать индустрию? И если да, то от чего.

 

Орофин: Индустрию нужно спасать только от себя самой, ибо при нынешнем раскладе она вполне может взорваться изнутри через пару лет. Перенасыщение производимого аниме в сочетании с нехваткой ресурсов и денег, выделяемых на это самое производство, может привести либо к большей монополизации, либо… я даже не знаю, к чему. Вряд ли к чему-то хорошему.

 

Что касается того, «торт или не торт», то, с этой точки зрения, сейчас аниме находится в лучшем положении, чем когда бы то ни было. Каждый сезон выходит всё больше и больше разнопланового аниме — практически на любой вкус. Популярная манга очень быстро получает адаптацию, и популярное аниме с большой вероятностью получит новый сезон. Технологии не стоят на месте, и визуальное качество аниме только улучшилось в последние пять лет, студии постоянно пытаются задрать планку всё выше и выше, да и сам зритель стал прихотливее к картинке, чем раньше. Попытка угодить зрителю, правда, вызывает обратный эффект: когда студии не могут справиться с высокими запросами и жёсткими графиками, и качество аниме начинает серьёзно проседать. Так мы приходим к тому, о чём я говорил изначально. За двумя зайцами погонишься (количеством и качеством) — ни одного не поймаешь.

 

А раньше было лучше?

 

Орофин: Раньше не было лучше, раньше было по-другому. Как человек, который смотрел не только аниме после двухтысячных, но и восьмидесятых и даже семидесятых, могу сказать, что в каждом временном периоде хватало хорошего и плохого аниме. Меняется время, меняется зритель, меняются интересы и запросы. То, что ещё в начале нулевых казалось трогательным и смешным, сегодня кому-то может показаться наивным и нелепым. Люди, которые начали смотреть аниме в 2008-м, будут называть этот период «лучшим», но то же самое скажут люди, начавшие смотреть аниме в 2016-м. Важную роль играет ещё и то, что все начинают смотреть аниме с проверенных годами популярных и высоко оценённых вещей, так что, само собой, когда начинаешь с «лучшего», постепенно придётся спускаться вниз.

 

 

Пандемия многих отправила на самоизоляцию. Стал ли ты больше смотреть? Может, наконец-то посмотрел что-то, что давно хотел? И что изменилось с выходом перенесённых сериалов?

 

Орофин: Для меня пандемия изменила немного, так как я и так довольно много времени провожу дома. В этом году я действительно посмотрел чуть больше, но это не из-за пандемии, а, скорее, из-за желания углубиться в некоторые малоизученные аспекты аниме-индустрии. Но всё равно не успел оглянуться, как год прошел. И многое из запланированного я так и не реализовал.

 

А перенесённые сериалы так или иначе выйдут, их нужно просто дождаться.

 

Как ты считаешь, что изменилось за кулисами аниме-индустрии с началом пандемии? Что нас теперь ждёт?

 

Орофин: Изменилось вроде и немало, но кардинально ничего. Все, кто могут, теперь работают из дома, будь то аниматоры, колористы или режиссёры. Графики сместились, много задержек, но аниме-индустрия и так постоянно живёт в условиях жёстких графиков, так что ей не привыкать. Все очень быстро адаптировались ещё и потому, что условия жёсткой изоляции в Японии продлились недолго. Был относительно бедный, по сегодняшним меркам, летний сезон: всего каких-то два десятка ТВ-сериалов. Но осень и зима вернула всё на круги своя. Как-то даже смешно, что лето 2020-го посчитали бедным, если посмотреть, что десять лет назад два десятка сериалов в сезон были нормой, а в 90-х так вообще летом мог выйти всего один новый сериал. 

 

Поиграю в известного интервьюера: что ты заработал от просмотра аниме?

 

Орофин: Бессонницу.

 

Чему тебя научило аниме?

 

Орофин: Я уже не в том возрасте, чтобы аниме могло меня чему-то научить, и я даже не припомню, чтобы в прошлом получал от аниме какие-то важные жизненные уроки. С другой стороны, я узнал из аниме немало о культуре и истории Японии, и даже о каких-то нишевых темах вроде того, как играть в каруту или как готовить карри. Сложно назвать это полезным в повседневной жизни, так как карри я всё равно готовить не буду, а для игры в каруту нужно дополнительное знание японского, который я так и не выучил.

 

Есть ли жизнь после 1000 тайтлов? А после 1500?

 

Орофин: Не знаю, иногда я смотрю на себя в зеркало и сомневаюсь, что передо мной живой человек. Но если серьёзно, то разницы между 1000 и 1500 тайтлами почти нет. После тысячи ты как бы перестаёшь считать и принимаешь, что посмотрел уже «так много, что никто не будет смотреть на тебя как на нормального человека». С оценками происходит то же самое: они теряют смысл. Ты по-прежнему продолжаешь вносить аниме в список и порой даже ставить оценки, но мало кто всерьёз станет скроллить твой тысячный список дальше пары сотен тайтлов.

 

Спойлер: в конце списка «Зомбилэнд-Сага»

 

Сейчас происходит новый виток популярности «Наруто»: люди начинают свой путь аниме-ниндзя с того же, что и 10, 15 лет назад. И «Евангелион» всё ещё на слуху. Как считаешь, мы уже можем говорить о сформировавшейся аниме-классике?

 

Орофин: Не думаю, что многие сегодня начинают с «Наруто». Наоборот, сейчас в моде короткое аниме вроде «Ванпанчмена» или той же «Моей Геройской Академии», которая, правда, разрослась уже до четырёх сезонов, но это всё равно меньше, чем 720 эпизодов оригинального «Наруто» + Shippuuden. Длинное аниме новичков только отпугивает. Они, скорее, начнут с аниме про сына Наруто, чем про его отца, которое к тому же нарисовано в 4:3.

 

А классика да, она существует. Это аниме, существование которого нельзя игнорировать, влияние которого сложно оспорить, и, как ты отметил, которое всё ещё на слуху. Даже если ты не смотрел «Евангелион», ты о нём слышал. Каждый новый сёнэн так или иначе будут сравнивать с «Наруто», а каждую новую меху с «Евангелионом» или «Гандамом». Даже «Мадоку» уже можно причислить к классике, хотя едва ли прошло десять лет с её завершения.

 

 

Другое дело, что представление о классике у нас и в Японии немного отличается. В Японии каждый знает такие названия как «Дораэмон», Ashita no Joe, Ace wo Nerae или Creamy Mami, но наш зритель с ними напрямую почти не сталкивался. В Америке очень популярен «Драгонболл», потому что он шёл по телевизору, но в России такого никогда не было. В Испании широко известен Saint Seiya, но в Америке и России мало кто знает, что это такое. Вот мы и получаем некую «градацию» классики, когда сложно определить однозначные критерии, что туда причислять. Просто старое аниме? Насколько старое? Какую известность учитывать: известность в Японии или во всём мире? Можно ещё вспомнить о так называемой культовой классике — аниме, которое почитается среди одной аудитории, но другая о нём едва ли слышала. Но и в кино то же самое. Фильмы Тарковского или Феллини в той же степени классика, как и «Крепкий орешек».

 

Слева направо: «Дораэмон», Ashita no Joe, Ace wo Nerae и Maho no Tenshi Creamy Mami

 

Аска или Рей?

 

Орофин: Мисато. С самого первого просмотра «Евы» я всегда выбирал Мисато. Пускай поклонники рыжей бестии и отмороженной тихони передавят друг друга — я всегда буду стоять в сторонке и тихо посмеиваться над ними.

 

Последний вопрос: что я не спросил такого, о чём бы ты хотел рассказать?

 

Орофин: Я бы много о чем хотел рассказать, но это интервью и так затянулось. Поэтому под конец хочу сказать спасибо Crunchyroll за то, что включили меня в состав судей Anime Awards в этом году, всем, кто продвигал мою кандидатуру, а также Евгению Шеянову за интересные вопросы. И напоследок рекомендация для всех зрителей аниме: не ограничивайте себя только одним жанром или временным периодом. Не бойтесь пробовать что-то новое. Не полагайтесь на чужое мнение: вы никогда не узнаете, понравится вам что-то или нет, пока не попробуете сами. За сорокалетнюю историю телевизионного аниме в Японии вышло столько всего интересного и разного — и оно только и ждёт, чтобы его кто-нибудь посмотрел. Где-то среди них может быть ваше новое любимое аниме.

 

Интервью взял Евгений Шеянов, специально для Crunchyroll Россия.

 

Другие главные новости

18 Комментариев
Сортировать по:
Баннер Химе

Попробуйте новый Crunchyrollбета

Попробовать